«Особенности детско-родительских отношений у интеллектуально одаренной молодежи (на примере школьников старших классов)»

Сотрудниками Республиканского научно-практического центра “Оила”  при Кабинете Министров Республики Узбекистан в лице Кодировой Шарифахон Асратуллоевны, Туракуловой Азизы Санджар кизи, Хабиева Тимура Рафаэлевича под руководством профессора Кадырова Батыра Рахманкуловича, было проведено социально-психологическое исследование по теме “Особенности детско-родительских отношений интеллектуально одаренных детей», в рамках проекта «Изучение приоритетных направлений социально-экономического развития семьи в Узбекистане» на 2018-2020 гг.

Представленная работа посвящена изучению особенностей семейных и детско-родительских отношений в семьях, воспитывающих интеллектуально одаренных детей. В последнее время фактору семьи в развитии личности одаренного ребенка придается большое значение, которое, однако, в различных концепциях одаренности скорее лишь фиксируется, чем детально изучается (Ф.Монкс, А.Танненбаум, Д.Фельдман, К.Хеллер, Рабочая концепция одаренности).

Актуальность данного исследования обусловлена несколькими причинами. Во-первых, сочетанием интереса к вопросам детской одаренности с явным недостатком исследований семьи одаренного ребенка и его развития в контексте детско-родительских и семейных отношений. В связи с этим представления о специфике отношений в семьях, воспитывающих одаренных детей, о роли семьи в их развитии, о развивающих и патологизирующих аспектах этой роли часто противоречивы или ограничены лишь житейскими представлениями. В частности, широко распространены следующие житейские мифы о таких семьях: одаренных детей воспитывают родители с гипертрофированными амбициями; в семьях одаренных детей существует огромное количество эмоциональных и психических проблем; семьи одаренных детей представляют собой идеальный и желаемый образец семьи. Во-вторых, вопросы личностного развития одаренного ребенка, его адекватной самореализации, профилактики эмоциональных нарушений в группе одаренных детей никогда не теряли своей актуальности. Многочисленные исследования показывают, что лишь небольшая часть интеллектуально одаренных детей успешно реализует свои потенциальные возможности (по разным данным не более 3-5%). Большей их части во взрослом возрасте не удается достичь в профессиональной деятельности результатов, превосходящих средний уровень. Трудности самоактуализации ведут к вторичным личностным расстройствам, проявляющимся в эмоциональных нарушениях, хроническом чувстве неудовлетворенности, трудностях социальной адаптации и пр. При этом остается неясным, для каких именно детей наиболее вероятен такой прогноз и с какими условиями развития он связан.

Традиционно большинство исследований интеллектуально одаренных детей связано с изучением их познавательной сферы, анализом трудностей в обучении, разработкой технологий развития способностей и пр. Особенности социально-психологического и личностного аспектов развития одаренного ребенка начали изучаться относительно недавно. Сдвиг исследовательского интереса к особенностям личности и ситуации развития интеллектуально одаренного ребенка в значительной мере продиктован запросом со стороны практики, для которой важными являются задачи дифферециальной диагностики типа одаренности, психологического статуса ребенка, вероятного прогноза его развития, организации оптимальной психологической помощи как ребенку, так и его семье.

Целью нашего исследования было выявить особенности детско-родительских отношений интеллектуально одаренных старшеклассников.

Нами предполагалось существование различий в детско-родительских отношениях между интеллектуально одаренными старшеклассниками и старшеклассниками с низким показателем по интеллекту.

В исследовании приняло участие 460 школьников 8-10 классов, в возрасте от 14 до 17 лет школ г. Ташкента, а также их родители, в результате отбора (по параметру наличия данных по всем опросникам), были обработаны данные 272 учеников старших классов (8,9 и 10-е классы) 50-й и 145-й общеобразовательных школ города Ташкента. Среди выборки представителей женского пола 48,2 % (n=131) и представителей мужского 51,8% (n=141). По возрасту выборки: среднее (M) = 15,31, стандартное отклонение (SD) = 0,7. По национальности наблюдается следующее распределение: русских – 11,4% (n=31); узбеков – 68,4 (n=186); татар – 4,8% (n=13); корейцев – 6,6% (n=18); других национальностей – 8,8% (n=24). Также, мы рассматривали параметр наличия двух родителей или только одного – полная и неполная семья, где распределено  таким образом – 85,3% (полная семья) и 14,7 % (неполная семья).

Исследование предполагало использование 7 методик, в числе которых:

Для старшеклассников:

  1. Методика Б. Р. Кадырова «Социометрия интеллекта»;
  2. Тест «Прогрессивные матрицы Равена», адаптированный Б. Р. Кадыровым;
  3. Краткий ориентировочный тест (КОТ);
  4. Шкала семейного окружения (сокр. FES) в адаптации С. Ю. Куприянова;
  5. Шкала академической мотивации в адаптации Т. О. Гордеевой, О. А. Сычева и Е.Н. Осина;

Для родителей:

  1. Опросник «Стратегии семейного воспитания»;

Для родителей и их детей (старшеклассников):

  1. Опросник «Взаимодействие родитель-ребенок», в адаптации И.М. Марковской

Респондентам не раскрывалась полностью тема нашего исследования, чтобы не снизить достоверность данных посредством социальной желательности и намеренного искажения ответов респондентами. Проводимое нами исследование объяснялось респондентам как научно-практическая работа, выполняемая в рамках исследовательского проекта, реализуемого центром «Оила» при поддержке Министерства народного образования, направленная на изучение особенности детско-родительских отношений и психологические аспекты учащихся.

Исследование проводилось в несколько этапов для каждого класса школьников, деятельность осуществлялась психологами-исследователями, реализующие данную научную работу, а также участие принимали штатные психологи в школьных учреждениях. Согласно количеству диагностических методик было соответствующее количество этапов проведения исследования для каждого класса. Перерыв между этапами составлял 1-3 дня, для каждого этапа занималось необходимое время, в среднем это 45-60 мин. В один день не использовалось более одной методики. Исследование проводилось в классных кабинетах, респонденты из одного класса делился на две-три группы, если их количество превышало 20 человек, каждый респондент сидел за отдельной партой. Каждому респонденту раздавался стимульный материал и бланк для ответов. Исследование проводилось в утреннее время (от 8:00 - 12:00), на каждую группу/класс выделялся один психолог (из числа исследователей или штатных психологов школы). При каждом предъявлении методик зачитывалась инструкция к нему, объяснение как необходимо пользоваться стимульным материалом и бланком для ответов, психолог также отвечал на вопросы, если они возникали у респондентов, пока все респонденты не были готовы и полностью понимали, как нужно проходить методику - материал не раздавался.

В результате исследования были получено следующее:

  • Дети из полных семей в большей степени ориентированы достигать целей и результатов, что, по-видимому, может быть связано с более высокой самооценкой и уровнем притязания (стремление достигать цели той сложности, на которую способен человек) детей из полных семей, в сравнении с детьми из неполных. Ориентация на достижения, в свою очередь является ключевым фактором в формировании ориентации на познавательную активность, что играет важную роль в поднятии интеллектуальных способностей.
  • В полных семьях наблюдается более высокий контроль над детьми, что по-видимому, связано с возможностью родителей уделяться больше внимания своим детям, а также может говорить нам о более активной позиции обоих родителей в воспитательном процессе ребенка в полных семьях. В неполных семьях, по-видимому, существуют некоторые сложности ввиду принятия на себя одним родителем функций, предполагающих включенность обоих родителей, что в свою очередь ведет к низкому контролю. Данный параметр является значимым для формирования такого компонента личностного развития как дисциплинированность, наличие которого является важным звеном на пути к совершенствованию интеллектуального потенциала ребенка.
  • В полных семьях есть различия между мальчиками и девочками относительно независимости: в полных семьях независимость у мальчиков выше, чем у девочек. Вероятно, данные результаты могут быть связаны с традиционным распределением ролей (на инструментальную и эмоциональную), в соответствии с которыми данная особенность воспитывается в мальчиках и сокращается у девочек. Однако важно понимать, что независимость также выступает достаточно важным параметром для развития интеллектуального потенциала, поскольку может выступать в качестве элемента, формирующего характер отношения к получаемой информации, ее критического восприятия и оценки.

Помимо особенностей касательно одаренности, нам представляется важным выделить и другие значимые результаты:

  • Дети из полных семей в меньшей степени склонны проявлять экспрессивность, чем дети из неполных, т.е. последние чаще проявляют несдержанность в проявлении своих эмоций, в некоторой степени и нервозность, поскольку порог чувствительности на стимулы низкий происходит яркая реакция на них. 
  • Показатель семейной системы выше в полных семьях, поскольку у детей выстраивается целостный образ семьи, тогда как дети из неполных семей рассматривают семью как объединение отдельных ее элементов, что происходит ввиду отсутствия как минимум одного ключевого звена данной системы.
  • Более высокая интеллектуально-культурная ориентация у девочек может быть связана с некоторыми возрастными различиями их ментального развития (поскольку психологическое развитие девочек происходит несколько раньше, чем у мальчиков). Здесь также имеет место быть и социальный фактор, согласно которому хорошо учиться должны девочки, а для мальчиков это не является столь важным.
  • Установление большего контроля над представителями мужского пола, в сравнении с представителями женского пола. Важно понимать, что полученные результаты являются результатом ответов респондентов, т.е. имеет место предположение о том, что мальчики воспринимают существующий контроль как сильный, ввиду необходимости предоставления им большей самостоятельности и независимости, тогда как для девочек данный уровень контроля воспринимается как должный и адекватный. По-видимому, различия между мальчиками и девочками по данному параметру проявляются ввиду разного отношения к контролю, что, согласно нашему мнению, может быть связано с культурными особенностями (девушки принимают более строгое отношение по отношению к себе, нежели мальчики).

Отношения с матерью

  • Матерям в большей степени присущ контроль над девочками, что может быть связано с передачей функциональной роли «хранительницы очага», влекущей больший контроль над поведением дочери;
  • В неполных семьях матерям в большей мере соответствует принятие своих детей, в сравнении с ситуацией в полных семьях, что, по-видимому, объясняется сверхценным отношение к детям, попытка заполнить роль отсутствующего отца;
  • Для девочек авторитетность матери выше, чем для мальчиков, что может характеризоваться аналогичной позицией и ролевыми функциями, выполняемыми представительницами женского пола, и их несоответствие по отношению к представителям мужского пола;
  • Также было замечено и следующее явление: в полных семьях (где присутствуют) оба родителя, чем выше интеллектуальные способности у девочек, тем больше ими удовлетворены, довольны матери, а чем выше эти способности у мальчиков, тем ими менее довольны. По-видимому, это может быть вязано с социокультурными нормами общества;

Отношения с отцом

  • Отец в большей степени контролирует сына, в сравнении с дочерью. Это, по-видимому связано с требовательностью отца по отношению к сыну, которому необходимо быть сильным и сдержанным, тогда как дочери могут проявлять свои чувства в полной мере;
  • Отец более авторитетный для девочек, чем для мальчиков, что, в совокупности с меньшей авторитетностью матери для мальчиков (чем для девочек), может свидетельствовать о некоторой автономности и самостоятельности представителей мужского пола;
  • Отцы более удовлетворены отношениями с дочерями, что, по-видимому, может быть связано с отсутствием конкретных требований и содержательных установок, применяемым в отношении дочерей, тогда как воспитание сына нередко облагается нормативами.